История соледобычи в Бахмуте

Михаил Кулишов, г. Бахмут

Каменная соль представляет второй крупнейший объект горной промышленности Донецкого бассейна, после каменного угля. Стратиграфически залежи каменной соли подчинены верхней «соленосной свите» нижнепермских отложений (Славянская свита P1sl ассельского яруса), сложенной мощными слоями каменной соли, гипса и ангидрита с прослоями мергелей и глин. В Донбассе отложения пермской системы развиты главным образом в Бахмутской и Кальмиус-Торецкой впадинах на северо-западной окраине бассейна. Они образовались в условиях мелководной лагуны, имеющей ограниченную связь с морем. Суммарная мощность основных пластов соли (Надбрянцевского, Брянцевского, Подбрянцевского и Карфагеновских) превышает 100 м из общей 345-метровой соленосной толщи. Наиболее мощные пласты Брянцевский и Подбрянцевский достигают мощности 30-40 метров. Соль крупнокристаллическая, довольно чистая (NaCl 95-98%) с незначительными примесями ангидрита или глинистого вещества тонконаслоенных в виде сезонных колец. В конце XVII ст., на берегу реки Бахмут (сейчас, из-за ее обмеления, называемой Бахмуткой), появляется крупный соляной промысел, названный по имени реки Бахмутским. Бахмутские солеварни для выварки соли пользовались исключительно слабыми соляными рассолами, получаемыми из неглубоких колодцев, наполняющихся соляными источниками.

Впервые высказал предположение о возможности нахождения каменной соли в Донецком бассейне горный инженер Евграф Петрович Ковалевский. В 1816 году, уже достаточно опытный инженер, Е.П. Ковалевский был переведен в Санкт-Петербург и зачислен в Департамент горных и соляных дел, а в следующем году назначен чиновником для особых поручений и секретарем Департамента. В 1818 году он командируется в Донецкий край с особым заданием: «...изыскать средства к скорейшему и удобнейшему устройству Луганского завода» и осмотреть Бахмутские и Славянские соляные месторождения, которые Департамент намеревался перевести в казенное управление. По его инициативе в феврале 1819 года Департамент направил начальнику Луганского завода письмо, в котором предложил организовать в окрестностях разведку полезных ископаемых.

Организованные поисковые партии положили начало систематическому изучению недр Донбасса. Параллельно он тщательно анализировал результаты геологических исследований, проводимых изыскателями, лично обследовал Донецкий кряж и нанес на карту границы различных осадочных образований, которые помогли бы определить расположение полезных ископаемых. Впрочем, полученного материала оказалось недостаточно, и Ковалевский организовал еще три поисковые партии. В 1827 году «Горный журнал» опубликовал его статью «Опыт геогностических исследований в Донецком горном кряже». Этот труд поставил Евграфа Ковалевского в первый ряд исследователей края. В работе были обозначены границы кряжа (который именно он назвал «Донецким» — «по имени Донца, представляющего самую занимательную его сторону, можно назвать Донецким») и дана характеристика его внутреннего строения. Следующий его труд, уже более объемный, с геологической картой и более обширными сведениями «Геогностическое обозрение Донецкого горного кряжа» вышел в Горном журнале в 1829 г. В этом труде он указывает уже на возможное месторождение каменной соли. «Далее гипс покрывается новейшим известняком, затверделою глиною соленого вкуса и рухляковым сланцем, нередко вонючий камень содержащим. Сия особенная формация, без сомнения позднейшая предыдущей, наиболее раскрывается к Югу от селения Покровского. На сии места должно быть обращено внимание того, кто захотел бы в здешнем краю отыскивать каменную соль; ибо они представляют то образование, которое наиболее сродно сему минералу и которое Вернер называет Salzformation».

В 1850-х годах, профессор геологии Харьковского университета Никифор Дмитриевич Борисяк, на основании личных наблюдений, также предположил о возможности нахождения пластов каменной соли, в той части Донецкого бассейна, которая покрыта образованиями пермской формации. Позднее эти предположения были подтверждены обстоятельными исследованиями профессора горного института Александра Петровича Карпинского. Сейчас в г. Соледаре стоит памятник этому выдающемуся ученому-геологу. Александр Петрович Карпинский В 1872—1873 гг., по указанию горного инженера А.Д. Кондратьева, в Бахмуте была заложена буровая скважина, которою встречен вначале почти вполне насыщенный соляной рассол, а впоследствии обнаружены громадные залежи каменной соли. Нахождение в Бахмуте пластов каменной соли побудило горное ведомство затратить до 15 000 рублей на более подробное исследование соляных залежей в Бахмутском уезде. С этой целью сюда был командирован горный инженер В.Г. Ерофеев, признавший необходимость заложить здесь еще несколько буровых скважин. Но, по ограниченности средств, в 1876 году была заложена около д. Брянцевки, Ивановской волости, инженером П.И. Ивановым всего одна скважина, которой обнаружены несколько пластов каменной соли, из которых нижележащие представляют огромную мощность. «Буровая скважина, — углубляясь по глинам, плывучим пескам, гипсам, ангидритам, мергелям, доломитам, — на 40-й сажени от поверхности встретила первую залежь соли; затем, на 52-й сажени, вошла в другое наслоение соли, общая непрерывная толща которого 17 ½ сажен; наконец — при дальнейшем углублении скважины до 109 сажен еще пройдено семь слоев соли и работа приостановлена в соли, не достигнув почвы последнего ее слоя».

Блестящие результаты, полученные Брянцевской буровой скважиной, вызвали к жизни «товарищество на вере» для разработки указанного месторождения, устроившее в 1870 г. капитальную копь и добывавшее несколько миллионов пудов каменной соли в год. Вскоре после этого, в нескольких саженях от Брянцевской копи, открыта еще одна — Деконская копь, а в 1884 году, в Ильиновской волости, солеваренный завод Виктора Михайловича Онуфриева у ст. Ступки, Донецкой железной дороги. Так началась «Соляная горячка», которая подобно каменноугольной, охватила умы предпринимателей. Закладывались новые копи и разведочные буровые скважины в Ивановской, Ильиновской, Бахмутской и Николаевской волостях.